Геноцид

24 февраля 1994 года единогласным решением парламент Греции постановил считать 19 мая Днем Памяти жертв геноцида в отношении понтийских греков в Оттоманской Турции в период 1916-1923 г.г.

Геноцид стал страшным символом 20 века, отмеченным кровью миллионов людей. Жестокость, с которой уничтожались целые народы, ужасает до сих пор. Весь мир вспоминает жертв холокоста, массового уничтожения славянских народов в годы Второй мировой войны… У понтийского народа похожая судьба: он также пережил горечь утрат, став жертвой чудовищного массового истребления в начале 20 столетия, но мало кто в мире помнит и вообще знает об этом.

Среди греческого этноса самая трагическая судьба – у греков Понта, черноморского побережья на северо-востоке Малой Азии, компактно проживавших там до 1924 года. Именно здесь возник очаг эллинизма, дух которого не был сломлен даже в период 400-летного османского ига.

Во времена турецкого рабства, нанесшего невосполнимый ущерб христианским народам Малой Азии, понтийцы уходили в горы. В более благоприятные периоды именно греки и армяне стали родоначальниками буржуазных отношений внутри дряхлевшей оттоманской империи: в их руках была практически вся внешняя торговля, морской транспорт, банки, мелкие лавки. Могли ли они предположить, что переживут в начале 20 столетия страшный геноцид, вошедший в историю как «малоазийская катастрофа»?!

В 1908 году к власти в Турции пришли младотурки, проповедовавшие идеи пантюркизма – главенствующей позиции турецкого элемента, и начали политику открытого геноцида национальных меньшинств. В сентябре 1911 года на младотурецкой конференции открыто обсуждался вопрос об уничтожении этнических (особенно христианских) меньшинств страны, к которым в первую очередь относились греки и армяне.

Сефкер-паша, премьер-министр Турции, 1909 г. (Цитата приведена послом Германии в Турции Вангенхаймом в донесении канцлеру Германии от 24 июня того же года):

«Турция решила объявить своим христианским подданным войну на уничтожение».

Накануне Первой мировой войны на пике турецкого национализма начинаются насильственные депортации 86 тысяч греков.

Особенно ужесточился турецкий режим в годы Первой мировой войны, когда закрывались греческие школы, а греческих мужчин под предлогом неблагонадежности  насильственно призывали в так называемые рабочие батальоны. На самом деле это были лагеря смерти, где 80% призванных греков (мужчин в возрасте от 20 до 40 лет) погибли от издевательств и рабского труда. При этом продолжались депортации еще 50 тысяч понтийцев через пустыни Сирии и Месопотамии, где в пути от холода, голода, издевательств турецких конвоиров гибли тысячи стариков, женщин и детей. В 1916 году младотурки во главе с Мустафой Кемалем (Ататюрком) разработали план истребления христианских народов империи – «физического уничтожения мужчин от 16 и до 60 лет в городах и полного изгнания мужчин и женщин с детьми из деревень во внутренние области Анатолии с применением физического уничтожения».

Страшное «первенство» принадлежит округу Амасия: из всех проживавших там (около 136 тысяч) греков  более 72 тысяч были депортированы, 70 % из которых погибли в пути. Из 51 660 жителей района Колония выжила лишь треть. Многие были насильно обращены в ислам. Из 14 тысяч греков  Керасунда выжили только 4 тысячи. 90 % 25-тысячного греческого населения города Пафра были уничтожены. 6 тысяч греков, жителей Пафры, турки сожгли заживо.

Все греческое население Синопа и округа Кастаноми подверглось выселению. «Выселение» и «уничтожение» в представлении турок одно и то же, поскольку те из греков, кто не был убит, неизбежно должны будут умереть от голода или болезней».
(Из донесения в Берлин германского консула в Самсуне от 16 июля 1916 г.)
«26 ноября Рафет-бей сказал мне: «Мы должны покончить с греками, как покончили с армянами». 28 ноября Рафет-бей сказал мне: «Сегодня я послал вглубь провинции военные отряды с приказом убивать любого встреченного ими грека». Я всерьез опасаюсь истребления всего греческого населения…».(Из донесения консула Австро-Венгрии в Самсуне от 30 ноября 1916 г.)

«Бергфельд и Шеде, наши консулы в Самсуне и Керасуне, сообщают об убийствах и выселении местного населения. Пленных не берут. Деревни сжигают дотла. Семьи греческих беженцев, состоящие в основном из женщин и детей, ведут под конвоем к Севастии. Беженцы терпят огромные лишения». (Из донесения  посла Германии в Турции канцлеру Германии от 13 декабря 1916 г.).  В округе Самсуна были сожжены десятки сел вместе со школами и церквями.

Понтийских греков – женщин, детей, стариков – выселяли из домов в 24 часа, не разрешая брать с собой практически ничего из имущества, выстраивали в колонны и пешком, под конвоем солдат гнали вглубь страны. Оставленные деревни разоряли и сжигали – нередко прямо на глазах у выселяемых. В пути с депортируемыми обращались очень жестоко: им не давали практически никакой пищи, гнали вперед без отдыха по бездорожью, под дождем и снегом – многие не выдерживали и умирали прямо на ходу от истощения и болезней. Конвоиры насиловали женщин и девушек, расстреливали людей за малейшую провинность, а иногда и просто без повода. Большинство депортируемых погибло в пути; но и те, кто перенес путь, оказались  не в лучшем положении – они попали в настоящие лагеря смерти. Так, в  местечке Пирк содержались депортированные греки города Триполи. Одна из выживших, писательница Татьяна Грици-Мильекс, вспоминает, что из 13 000  греков, отправленных в Пирк, выжили только 800.
Апогеем разрушений стало взятие турками Смирны: количество погибших в течение семидневных погромов греческих и армянских кварталов составило около 100 тысяч человек.

«Трудно забыть набережную Смирны. Чего только не плавало в ее водах. Впервые в жизни я дошел до того, что такое снилось мне по ночам. Рожавшие женщины – это было не так страшно, как женщины с мертвыми детьми…» (Из рассказа Э.Хемингуэя «В порту Смирны»). Это далеко не полный перечень зверств турецких головорезов под руководством Мустафы Кемаля, Топала Османа, генералов Энвера, Талаата и прочих. Позднее очевидец погромов американский консул Джордж Хортон писал: «Избиение турками греческого населения заставило меня признаться, что мне стыдно принадлежать человеческому роду. Все это происходило при попустительстве и безразличии иностранных держав, наблюдавших за бойней. Трагическая смерть настигла большое число выдающихся греков Смирны, представителей греческой общины, священников, учителей и старейшин, которые отказались бежать и пали вместе с беззащитным безоружным населением. Вместе с митрополитом Хризостомом туркиуничтожили 347 священников Смирнской епархии из общего числа 459, а также митрополитов Мосхонисийского Амвросия, Кидонийского Григория – погребенного заживо, Иконийского Зилона – зарезанного. Из 46 церквей Смирны сохранилось только три. Никому не удалось узнать, что осталось от растерзанного тела святителя Хризостома. По слухам, тем не менее, тело было похоронено на участке земли, принадлежавшем спортивному обществу Аполлона, а по другой версии – близ одной реки…»

Американка Этель Томпсон, увидев караваны греческих беженцев, женщин и детей, гибнущих от голода и болезней, писала: «Они блуждали по Востоку с оскелеченными детьми, привязанными к спинам, их подгоняли, как стадо, без продуктов и одежды, пока они не падали мертвыми…Глаза мои никогда не забудут то, что видели».

Официально более 353 тысяч понтийских греков – примерно половина зарегистрированного греческого населения (по другим источникам, от 600 тысяч до 1 млн.) – стали жертвами режима Кемаля. Около 400 тысяч православных греков направились в Грецию, примерно 250 тысяч нашли прибежище в России. Все побережье Понта было очищено от греков в национальном, религиозном и расовом аспектах. Чтобы в полной мере оценить ущерб, нанесенный истории и культуре Понта, достаточно упомянуть о том, что греки основали там первые города около 30 веков назад. На его территории в начале первого тысячелетия было Митридатское царство, а позднее – Понт, ставший одной из семи частей Византийской империи, после распада которой сохранился как независимое самодержавное государство со столицей в Трапезунде. Трапезундская империя с ее древнейшими памятниками и монастырями имела очень развитую систему образования.  В 386 г. на горе Мелас был основан один из первых христианских монастырей – обитель Богородицы Сумельской (Παναγία Σουμελά – Панагия Сумела, от понтийского «σου Μελά», т.е. «на Меласе»). В 9 веке афинские монахи Варнава и Софроний перевезли в монастырь из Афин древнюю чудотворную икону Богоматери Афинской, написанной, по преданию, евангелистом Лукой. С тех пор эта икона известна как образ Богородицы Сумельской. Она стала главной святыней Понта, а в страшные годы геноцида   «ушла в изгнание» вместе с понтийским народом. Понт – единственное в истории греческое государство, просуществовавшее в целостном виде более 500 лет! Его археологическое, культурное и этническое наследие заметно и сегодня во всем Причерноморье. Он дал христианству большинство Святых Мучеников. Язык понтийских греков – единственный, дошедший до наших дней из древности.

Следует отдать должное гражданскому мужеству  отдельных видных представителей оттоманского общества, депутатов турецкого Национального Собрания, резко осудивших жестокость Кемаля и его приверженцев, многочисленные преступления которых  запятнали лицо турецкой государственности.

В 2007 году Международная ассоциация ученых, занимающихся исследованием геноцидов (IAGS), приняла документ, в котором признала истребление понтийских греков геноцидом. Геноцид – это международное преступление против человечности и поэтому требует международного признания, отказ от которого является нежеланием нести какую-либо ответственность перед будущими поколениями.

На сегодняшний день геноцид понтийских греков признали лишь Греция, Кипр, американский штат Нью-Йорк и Швеция, несмотря на то, что греческий народ разделил свою трагическую участь с другими народами.

 

19 мая по всему миру в православных храмах проводятся службы и зажигаются поминальные свечи – дань памяти невинным жертвам геноцида в отношении понтийских греков  в Турции в 1916-1923 г.г.

martiolog

agoor

sae

novoros

kmv

tomsk

famous

filia

project1

greekru